/ Регистрация
4B28544F-ED91-44E6-B097-96719C3535B0
Автор:
02.06.2020
Ненавидел тебя сегодня утром

Ненавидел тебя сегодня утром! Проснулся и с тревогой осознал, что проспал. Часы «Электроника» сообщали, что уже восьмой час утра. Колонна должна была выехать в шесть. Запрыгнул в штаны, и в тапках выскочил из палатки. Спросил дневального, почему не разбудил, и он сказал, что ты вечером проинструктировал разбудить его и группу сопровождения. И вы уже давно уехали. Хмурое небо пахнет надвигающейся грозой и дождем. Сегодня стрельбы, я очень не хотел на них идти, и ротный назначил меня старшим группы сопровождения колонны, которая должна была привезти воду из Галашек. 
Теперь-то я знаю, зачем ты ходил к нему после отбоя – сказал, что договорился со мной и поедешь вместо меня, а мне теперь переть на стрельбы, крутить мушки. Какой ты после этого друг? Начались занятия. Смена стреляет серию, смотрим результаты, крутим мушки, еще серия… Полил мерзкий дождь, который с ветром вышибает из камуфляжа душу с теплом. Мишени отрывает. В голове прокручиваю слова, которые я тебе наговорю, когда ты вернешься. Мы уже «прогнали» две группы, когда на нас вышли связисты и ротный поднял «В ружье». Дальше на каком-то автомате: легкая дрожь в руках, коротко приказ, квадрат засады, рев моторов, выезд… 
 Мы уже подъезжаем. «Бронеурал», как раненый медведь, накренившись, еле «пыхтит», но прет навстречу. В голове мысли: «Он бронированный!», «Все целы, он же бронированный!». Мы спешиваться, а со склона начинают долбить. Твари! Мгновение, и я на обочине. По лопухам, жужжа, как жуки, проходят пули, стебли сыпятся. Не цепенеть! Обочина, усыпанная бойцами, «огрызается», вслед за ними начинает бить «Бардак» из КПВТ. Противника не видно, но высаживаю, не отрывая палец от спускового крючка, магазин, второй уже пытаюсь по макушкам, откуда стреляют. За стуком сердца, кажется, не слышу выстрелов. Водила загоняет БРДМ впритирку к «Уралу», и мы, вслед за дымовыми гранатами, бросаемся к машине. Из кузова «Урала» течет кровь с водой из пробитых бочек. 
Одной створки двери нет, вас начинают подавать. Первый – ты. Ранен, но жив. Второго, третьего… Гаврилов спрыгивает сам. У него нет одного глаза, и из уха течет кровь с мозгом. Идет сам! Последний – «Кузя». Он все! Принимаю его, и понимаю, что из него вываливаются органы. Обожжен кумулятивной струей. Мои глаза на расплавившейся алюминиевой ложке, повисшей на кармане его разгрузки. Борт «Урала» как решето, через дырки которого бьют белые лучи света. Красная, как вино, вода… 
 Едем дальше. На месте засады «зилок» АРС. Лобовое в решето, резервуар поливает дорогу. Из леса вышли старший машины и водитель. Живы! У водителя на спине, как красный шланг, канал от пули, но это царапина. Повезло! А тебе нет! Доехал ротный, сказал, что ты не выжил. Сижу на нарах, напротив твоего места. Спальник разложен, на нем твои документы, вещи. Позавчера ты шутил свои дурацкие шутки, сказал: «Если что, Олег, можно, я твои берцы заберу?». Выпил. Стало еще хуже, и слезы градом. Стыдно поднять голову. Ты поехал вместо меня. Где-то в глубине души подлая радость, что так случилось. Больно и стыдно. Прости, друг, что утром тебя ненавидел!

Вход в личный профиль