/ Регистрация
1AkF_noOrrs
Автор:
22.07.2015
Родиться счастливым

                     

                                                                                                      Глава 1.

 Как же приятно ощущать этот нежный утренний ветер. Пока твой мозг не вспомнил о проблемах насущных, короткие ласкающие порывы вселяют веру в даруемую ими же свободу. Так хочется, чтобы он унес тебя и, видимо, это состояние невесомости создает впечатление, образы счастья и отсутствия преград. Когда твои чувства обострены, каждое дуновение несет порой и счастье.

Такие мысли посетили голову Тима и он, несколько задумавшись, потянулся. Его рука машинально попыталась найти Кэйт и, не отыскав ее, он встал и побрел в ванную. Не открывая глаз, не доходя до крана считанных метров, широко расставил руки и поймал в сети золотую рыбку. Кейт уже успела умыться и сейчас просто любовалась своими пышными светлыми волосами. Если бы Тим мог видеть, то он наверняка счел бы их золотыми, но свою возлюбленную он называл Рэд. Для него, незрячего, мир играли иными, более яркими и живыми красками. Тим никогда ни на что не жаловался, он научился ценить то, что имеет, и любить, не видя трудности, видя лишь перспективы.

— От тебя так сладко пахнет милая, так и укусил бы тебя Рэд, — произнес Тим и было исполнил сказанное.

— Ты просто голоден, милый, — отозвалась она, поддаваясь его атакам.

— Нет, все дело в тебе. Знаешь, иной раз я не верю, что ты настоящая. Может, ты толстушка с короткими руками и пользуешься моими слабостями? Надо еще раз проверить.

Тим энергично, но при этом очень осмотрительно и чутко принялся опровергать свою гипотезу. Кейт не сопротивлялась. Сладкое утро закончилось нежным поцелуем.

 

— Не так быстро, — наказала Рэд.- Ты жуешь вообще?

— Стараюсь, — ответил с некоторым опозданием Тим. Ему действительно нравился этот омлет.

— Я готовлю его почти каждое утро и каждый раз ты рад ему будто это нечто новое, Кенди, — Кейт не верила в свои кулинарные способности.

— Просто он у тебя чертовски хорошо получается. Вот твоя лазанья мне никогда не нравилась, даже ее вкуса не помню, — критично заметил он.

 — Может, потому что я ее никогда не готовила? – осведомилась она.

Тим, или как называла его Кейт, Кэнди задумчиво поднял голову наверх, оторвавшись от трапезы, прищурил один глаз. Кейт заинтересовано повторила за ним. Потом, будто невзначай, он недоверчиво спросил:

— Ты уверена?

— Абсолютно, — в том же стиле ответила Ред.

— Поэтому и не помню. Я все-таки был прав, — со смехом Кенди вернулся к омлету.

— Ты никогда не изменишься, — заметила Кейт.

— И за это ты меня любишь, — произнес с набитым ртом Тим и предпочел не заметить слабый поцелуй в щеку.

 

Спустя полчаса они уже ехали на заднем сидении, а водитель, не переставая улыбаться, попытался вовсе скрыть свое присутствие.

— Опять ты поторопился с галстуком, сказала Кейт, поправляя небрежно завязанный узел.- Галстук аксессуар мужчины, милый.

— Я думал, шарф главный аксессуар мужчины, — язвительно заметил Тим, намекая на изменение приоритетов сильного пола.

— Как будто ты не понял, что я имею ввиду – смешно обидевшись, ответила Кейт.

— Ну прости меня, Ред, — поцелуем попытался извиниться Тим.

— А ты умеешь просить прощение, ответила долгим поцелуем Кейт.

— Долгие годы упорных тренировок.

— Видимо, долгие годы ошибок, Кенди. Которых я не помню, милый. Ладно, мне пора. Увидимся в «JB».

 Машина остановилась у выставочной галереи, и Кейт выпрыгнула из нее, и нежный аромат ушел вслед за ней, будто привязанный.

 

Тим работал адвокатом в солидной юридической конторе, которая принадлежала его отцу, главному человеку города. Свою репутацию Роланд, отец Тима, заслужил не только огромным состоянием и не столько врожденной гениальностью, сколько чувством справедливости, абсолютной справедливости. Если человек был виновен, то следовало наказание, которое никогда не превышало и не опускалось ниже предела, соразмерного с содеянным. Роланд не говорил много, не был любящим всех и вся и слащавым. Но при этом был терпеливым и, самое главное, прощающим. Он верил в дружбу и свою веру вселил и в Тима. Поэтому когда его сын с друзьями закончили юридический факультет, Роланд взял на себя все расходы по аренде и ремонту помещения, а его репутация обеспечила клиентскую базу. Отец специально не выкупил помещение, хотя его средств хватило бы на целый город, он решил оставить эту возможность сыну с друзьями, чтобы те чувствовали бремя обязательств, а после первого клиента перестал платить за них ренту. Это было пять лет назад.

Ныне их компания процветала. Она носила ужасающе пророческое название «F.B.I.» — Forged By Insight. Его придумал лучший друг Тима, Зеки Майерс.

Зеки отличался от всех своей неординарностью мышления, прогрессивностью взглядов на жизнь и на отношения между людьми. Он первым увидел в Тиме не слабости, но достоинства. Зеки сознавал, что никогда не открывающиеся глаза Кенди много дальше и гораздо четче видят, нежели зрячие его самого. С начала, с первого курса они шли рука об руку, и, когда жизнь ставила одного на колени, второй обязательно оказывался рядом. Они стали олицетворением дружбы и симбиоза двух достойных представителей мужского пола.

Все привыкли, что «самцы» скорее утонут в глупой и бессмысленной борьбе друг с другом ради утешения собственного «я» и приобретения легко испаряемого авторитета перед слабым полом. Быть может, Зеки и Тим были исключениями из правил, либо те самые правила изначально были неправильны.

Насколько Тим и Зеки были похожи, настолько же они были разными. Хотя, их сходство, скорее, ограничивалось внешностью. Оба были чуть выше среднего роста, с русыми волосами и голубыми глазами. Черты лица были разными, но в равной степени изящными и красивыми, в которых можно было без труда найти аристократические черты. Живой разум Тима рисовал картину мира перед собой и, если бы кто-то попал на место Кенди, то не осознал бы свою слепоту. В глазах лучшего друга, Зеки был вечно улыбающимся, вечно веселым, добрым парнем, которому трудно было держать в секрете свое увлечение противоположным полом, но который ни разу не ставил дружбу ниже страстей. Такие люди излишне привязаны к обществу, поэтому Тим крайне сильно ценил его отношение к себе. Образ Зеки был одним из самых дорогих для Тима, second only to Kate’s.

Кенди повернул голову к окну и приоткрыл его. В кабину машины ворвался осенний аромат, запах золотой листвы и пока еще теплых ветров. Улицы, казалось Тиму, слишком пестрили дорогим металлом. Еще молодое солнце, недавно взошедшее над только проснувшимся городом, нежно озаряло их. Люди, немного суетясь, стремились кто на работу, кто наоборот с нее, а кто просто сидел и любовался этой картиной – точно также, как и Тим.

— Мы приехали, — проговорил тихо водитель, боясь потревожить увлеченного работодателя.

— Спасибо, Говард. Я сегодня сам доберусь домой, можешь поехать домой и отдохнуть, — Тим держал в голове то, что у его водителя родился сын всего пару месяцев назад и вечно неустанный голос молодого человека был лишь прикрытием кругов под глазами.

— Может, я поеду к мистеру Роланду? – будто прося, сказал Говард.

— Ни в коем случае! У него и без тебя хватает людей. До завтра, — Тим вышел из машины и взглянул на огромное здание, символизирующее нынешнее положение F.B.I. и его самого.

Вход в личный профиль