/ Регистрация
1AkF_noOrrs
Автор:
22.07.2015
Укрощение льва

                                                                                                     Глава 1.

Яркое солнце стояло сегодняшним днем над Олимпией. Казалось, оно разгорелось от ярких сражений достойных друг друга бойцов. Всех оно любило одинаково, но было разным для каждого из них. Одного это солнце покрывало светом славу, другого позором поражения.

 — Не расстраивайся, братец, — Аристодем оказался первым около Аргоса. – Ты почти справился.

— Для спартанца есть только одна цель – победа. И только одно место он должен занимать – первое. В битве или в соревновании. Я опозорил отца.

— Не будь таким радикальным. Тот парень очень уж хорош, — Аристодем повернул голову в сторону победителя.

Аргос понимал, что его брат прав. Аристон из Афин был превосходным кулачным бойцом. Всего 24 года, а уже семь лет не проиграл ни одной схватки. Это его вторая Олимпиада, и обе он выиграл с явным превосходством. Аргос, лучший из сынов Спарты и старший из сынов Агенора, бился достойно, но уступил.

Аристон был лучше во всем, он бил сильней, быстрей и умней своего противника. Молодой парень высокого роста, с виду ничем не отличающийся от всех собравшихся. Более того, увидев его в первый раз, Аргос счел его слабаком, который не продержится и одной схватки.

— Нам пора домой, — сказал он младшему брату.

— Но как же награждение? – спросил Аристодем.

— Принимать награды за поражение – позорно, — ответил Аргос. – Отец ждал от нас победы.

— Что тогда мне ему сказать? Я-то проиграл во втором бою, — вспомнил свое короткое выступление Аристодем.

— В первой или в десятой, разницы нет. Спартанец должен побеждать всегда. В следующий раз так и будет. А сейчас – домой! – сурово произнес Аргос, и они начали выходить с арены.

Аристодем повернулся, чтобы напоследок посмотреть на победителя. Аристона окружила толпа и подняла на руки. Давно не было такого невероятного победителя. Среди достойных давно не было непревзойденного, величайшего, кто стоял бы, словно Геракл среди аргонавтов и вел бы их к бессмертию.

Аргос же шел быстро, смотря лишь вперед. Зачем ему оборачиваться, если лицо Аристона он запомнил навсегда? Сколько бы усилий не потребовалась, он обязательно выиграет. И душа Аргоса сейчас радовалась возможности предстоящих битв, да так сильно, что он сквозь злость рассмеялся.

— Что с тобой, братец? – непонимающе спросил Аристодем.

— Для спартанца нет большей радости, чем победа над самым сильным противником. Для воина нет чести в растаптывании жуков, но лишь в укрощении львов он может обрести славу.

 В Спарте Аргоса и Аристодема встречала большая семья. Агенор был сильным и уважаемым гражданином, в свое время равных ему не было, однако, он избегал участия в Играх. Трусом же его назвать было трудно, потому что в бою с ранних лет он стоял в первом ряду спартанцев и неизменно вел их к победам, не получив за 30 лет битв ни одного ранения.

Агенор любил свою семью больше всего, и не разделял младшего и старшего сыновей, как было принято. Свою же единственную дочку, Адельфу, он воспитал такой же боевой, как и ее братьев.

 — Отец! – первым навстречу отцу выбежал Аристодем.

— Сын мой! – отвечал Агенор. Он успел увидеть злость, скопившуюся в старшем сыне, хоть он еще не успел подойти. Дни, проведенные в пути, только укрепили его желание во, чтобы то ни стало победить.

— Мой старший сын! – встретил Агенор Аргоса.

— Отец, — сдержанно отозвался он.

— Какие вести ты мне несешь?

— Позор несем мы с братом тебе. Ибо оба проиграли. Мы опозорили тебя и Спарту, — склонив голову, произнес Аргос.

— Отец, все не так плохо. Аргос бился достойно и проиграл только непобедимому Аристону, — поспешил защитить не себя, но брата Аристодем.

— Иди домой, мой младший сын. Мать и сестра ждут, — ответил Агенор, не отрывая взгляда от старшего сына.

— А как же ты с Аргосом? – недоуменно спросил Аристодем.

— Нам надо поговорить. Иди же, негоже отцу повторять дважды, — сухо произнес Агенор. – Пойдем пройдемся, Аргос, — сказал он, и тот побрел за отцом.

 

Они вышли в огромное поле, что бы сразу за городом.

— Говоришь, ты опозорил Спарту? Но что такое Спарта? – спросил Агенор. Аргос молчал, опустив голову вниз, и его отец продолжил.

— Спарта – это дома и камни? А, может, поля и эти самые колосья? – Агенор провел своей твердой рукой по пшенице.

— А, может, Спарта это люди, которые ее населяют? Твоя семья по духу и твоя семья по крови? – Аргос поднял свой взгляд, и теперь зеленые глаза смотрели на отца.

— Посмотри на всех этих людей, что ждали тебя. Посмотри на отца своего. Мы все гордимся тобой, сын. Я горжусь тобой. Нет позора в том, чтобы проиграть, но бояться проиграть – это другое дело. Ты без страха принял вызов судьбы. И в следующий раз ты будешь сильнее, — утвердительно закончил Агенор.

— Лишь ты один в Спарте считаешь так, — ответил на то Аргос.

— Лишь я один в Спарте и на всем белом свете твой отец, — сразу же отозвался Агенор.  – Или был из спартанцев кто-то так же силен, как и я? Почему же никто из них не приставил меча к своей груди и не бросился на него? Сила – не самое главное в нашей жизни. Честь и семья. Одно без другого немыслимо.

Аргос не знал, что ответить, но злость не покидала его.

— Настоящий спартанец должен всегда побеждать. Или умереть пытаясь.

— Но если ты умрешь, как сможешь победить? Настоящий победитель знает, когда стоит отступить, чтобы вернуться готовым, – Агенор говорил так, будто на своем личном опыте уже испытывал подобное. – И запомни, ты в ответе за своего брата. То, каким будешь ты, повлияет на то, каким будет он. И что бы ты выбрал для своего брата: смерть или победу? Когда найдешь ответ для него, найдешь ответ и для себя.

Агенор протянул руку сыну. Тот медленно пожал ее. Аргос смотрел на своего отца. Непревзойденный воин говорит о том, что семья дороже славы. Как такое может быть?

Агенор же притянул сына к себе и горячо обнял.

— Ну, пойдем же, мать тебя ждет, — закончил он, и они вернулись в город.

Вход в личный профиль